27 Feb 08:13 avatar

Уличные музыканты: «Можно и на «Бентли» насобирать» (видео)



В Канаде музыканты проходят платные кастинги, чтобы получить право играть в метро, в вашингтонской подземке инкогнито выступает богатейший скрипач Джошуа Белл и даже в Питере каждый перекресток обивают профессиональные артисты — а в Новосибирске по большей части жалобно, фальшиво и назойливо мучают Цоя. Но и здесь иногда попадаются музыканты, собирающие восхищенную толпу: пять звезд новосибирских улиц, их истории и заработки — в репортаже НГС.АФИША.

Однажды трое студентов музыкального колледжа им. Мурова — Кирилл Скосырский (гитара), Макс Мельников (перкуссионный инструмент кахон) и Ален Сагдиев (кларнет) — устали от зубрежки классических произведений и решили играть зарубежный и русский рок и просто импровизировать, избавившись от нот, на городских улицах. Сейчас холодно, поэтому они спустились в метро. Играют в основном в переходах «Площади Маркса» и «Красного проспекта». Репертуар шире некуда — от «Нирваны» до «Хава Нагилы». Иногда к трио присоединяется альтист из музколледжа Илья Баранников. По словам Кирилла Скосырского, игра в метро — отличная практика для музыканта, которая учит «не бояться людей». Бояться, правда, можно педагогов колледжа, часть которых скептически относится к подобному опыту студентов — «лучше бы концерты Баха повторяли». Опасаться стоит и сотрудников правопорядка. «С этим проблемы огромные, это же запрещено на самом деле, нас туда-сюда гоняют, выгоняют…» — отмечает гитарист. Сейчас музыканты играют 2–3 часа практически ежедневно, кроме выходных, — подобно обычной работе. Заработок нестабильный: бывает, не набирается и сотни, иногда на каждого приходится по 3–4 тыс. руб., т.е. больше, чем за игру в барах и на днях рождения.



Максима Нострика с глюкофоном (лепестковый барабан) или с металлической Sibiria (аналог хангдрама) можно встретить практически на всех культурных событиях Новосибирска с этническим уклоном, в метро — реже. На улицы он выходит только когда теплее +5 — иначе о металлический инструмент можно обморозить пальцы. Максим по образованию психолог, а как музыкант — самоучка. Начал изучать ханги и глюкофоны в июле прошлого года и так увлекся, что теперь берет инструменты играть везде, где путешествует с женой: Питер, Томск, Омск, Байкал… В новосибирском метро Максим стал играть ради «неплохого заработка», размер которого не раскрывает, и рекламы самих инструментов — их он продает. Нострик рассказал, что примерно 95 % зрителей думает, что Sibiria и глюкофоны — электронные. «Называли «Сибирию» и казаном, и кастрюлей, и тазиком. Раньше объяснял, теперь перестал, просто играю», — пояснил музыкант. Он добавил, что в Новосибирске такие инструменты не особенно популярны, когда в том же Петербурге с помощью глюкофонов вполне можно было бы заработать на жизнь, а здесь игра на них — скорее хобби. Сейчас Максима, импровизирующего на перкуссии, легче всего встретить днем на станциях метро «Площадь Маркса» и «Заельцовская».



Сейчас Эдуард Самолетов и солист Игорь Штакельберг по вечерам исполняют в переходе на площади Ленина душевные песни в составе группы «Забытый романс», летом поют в Нарымском сквере. По тому, чтó они о себе рассказывают, можно было бы снять фильм. Так, Эдуард Самолетов рассказал, что сейчас он — заведующий лабораторией в СГУПС, а в советские времена сконструировал железнодорожные весы, которые установлены на разных сибирских станциях и в университете для проведения экспериментов. Кроме того, Эдуард занимается конькобежным, велосипедным и парусным видами спорта и плаванием. Игорь Штакельберг же, по его словам, — сын барона и мастер спорта и чемпион СССР по плаванию, десятки лет работал тренером по плаванию, подготовил в свое время 15 мастеров спорта СССР и России и организовал переплыв через Обь. В подземке им разрешил играть лично директор метрополитена Владимир Кошкин — за 2–3 часа выступления удается выручить от 300 до 1000 руб., и это существенная поддержка для Штакельберга, который сейчас ухаживает за 93-летней матерью, пояснил солист группы.



В переходе метро на «Сибирской» издалека доносится тягучее эхо аккордеона и следом за ним — скрипичная трель. Звучит мистически. Загадочные девушки Анастасия (аккордеон) и Вероника (скрипка) из группы Sunny Delights не называют фамилий и места учебы, поскольку «это не так важно, важен результат — музыка, которую мы играем». Вместе они выступают давно, исполняя композиции в разных жанрах, и не только на улицах и в метро: дают концерты в концертных залах, аккомпанируют бразильским танцорам, кроме того, успевают играть в составе других коллективов. Суммы гонораров Анастасия и Вероника не раскрывают. «Все зависит от самих музыкантов и цели, с которой они выходят играть. Если играть от зари и до зари, можно, наверное, и на «Бентли» насобирать», — рассуждает Анастасия. Четкого расписания игры у веселого дуэта нет — каждое стрит-выступление для них абсолютно спонтанно как по длительности, так и по месту.



Скрипача Алексея Григорьева летом прошлого года не успел заснять на видео только ленивый новосибирец. И не зря снимали — сейчас Алексей уехал в Таиланд, где в основном за неплохие деньги играет на свадьбах соотечественников и в клубе. Музыкант окончил питерскую консерваторию в 2011-м, а в Новосибирск вскоре переехал вместе с супругой, с которой они ждали ребенка, — поближе к родителям. Скрипачу предложили работу в НГАТОиБ. «Но Новосиб не обрадовал так, как мы того ждали. Работа в оперном у музыкантов адская, а с зарплатой, что там платят, мужчине с семьей и к тому же единственному работающему (жена в декрете) — совсем несерьезные деньги», — отметил Алексей, добавивший, что в условиях жесткого графика в месяц платили 27 тыс. руб. Тогда он взял скрипку и пошел играть в метро на площадь Маркса и за час заработал около 3 тыс. руб., — в то время как за 3-часовой спектакль, по его словам, можно было получить всего 300 руб. Однако в метро сильно мешали полицейские, и артист в основном стал играть на улицах. Осенью 2014 года Алексей решил перевезти семью на Пхукет — чтобы заработать денег, играл на улицах Петербурга и за 2 недели наиграл на 80 тыс. руб. По словам скрипача, игру на улице можно сравнить с рыбалкой: «Если угадал место и время, то тебе может повезти, если не угадал — остался ни с чем». В дальнейшем Алексей думает о том, чтобы снова переехать в Россию, поскольку в Таиланде на улицах играть нельзя.

0 комментариев

Оставить комментарий